Təhlil (Аналитика)

Аналитический обзор мировых конфликтов.
Автор
Сообщение
Одиссей
партизан
Сообщения: 3764
Зарегистрирован: 29 янв 2012, 02:14

Благодарил (а): 541 раз
Поблагодарили: 617 раз

Re: Təhlil (Аналитика)

#31 Сообщение Одиссей » 12 авг 2012, 00:02

Sarmatian писал(а):
Одиссей писал(а):Рафуша враг.
Он льет воду в мельницу врагов. Он зондирует почву в Азербайджане, как это делает Регнум.
Нам нужен Карабах 1000%.
Я это давно заметил
А в Иране как иранский народ захочет, так и будет. Естественно, нынешнее правительство и элита Ирана однозначно должна быть ликвидирована. Но, развал Ирана не соответствует нашим интересам.
Маленький Азербайджан должен выступать как консолидирующий фактор между Ираном и Турцией.
Выступая для них примером сосуществования, с политикой предоставления нейтральных площадок для их совместных проектов, если таковы возникнут.
А вот это спорное дело.
Почему спорное?
Ты хочешь развалить Иран, и откусить то, что принадлежит нам?

Значить ты ставишь себя не только против Ирана, да и против всех, кто кроме тебя хочет атаковать ее.

Развал Ирана может повлечь собой усиления линии Стамбул-Тебриз-Ашгабат- Алматы-Урумчи.

Значить ты не нужен не США, не России, не Китаю, не Ирану, не евреям.

Если Иран они все-таки станут развалить, то противопоставить будут они этому курдов. Ради этого консолидируют сирийских, иракских и иранских курдов, которые живут вперемежку с азербайджанцами на остане западный Азербайджан.
Пока турецкие, новообразованные азербайджанские власти придут в себе, более организованная и готовая к партизанской борьбе пешмяргя возьмет ситуацию в контроль. Прольет реки крови. Да еще танки и самолеты будет получать от бывших друзей Турции.

Намного дешевле идти другим путем.
Дружить со всеми мусурманскими братьями, которые имеют совесть.
Высшее пресуществление войны - не нападать на врага, а разрушить его планы. (по мотивам Сун Цзы)

Sarmatian
партизан
Сообщения: 143
Зарегистрирован: 22 мар 2012, 02:07

Благодарил (а): 272 раза
Поблагодарили: 115 раз

Re: Təhlil (Аналитика)

#32 Сообщение Sarmatian » 12 авг 2012, 01:10

Одиссей писал(а): Почему спорное?
Ты хочешь развалить Иран, и откусить то, что принадлежит нам?

Значить ты ставишь себя не только против Ирана, да и против всех, кто кроме тебя хочет атаковать ее.

Развал Ирана может повлечь собой усиления линии Стамбул-Тебриз-Ашгабат- Алматы-Урумчи.

Значить ты не нужен не США, не России, не Китаю, не Ирану, не евреям.

Если Иран они все-таки станут развалить, то противопоставить будут они этому курдов. Ради этого консолидируют сирийских, иракских и иранских курдов, которые живут вперемежку с азербайджанцами на остане западный Азербайджан.
Пока турецкие, новообразованные азербайджанские власти придут в себе, более организованная и готовая к партизанской борьбе пешмяргя возьмет ситуацию в контроль. Прольет реки крови. Да еще танки и самолеты будет получать от бывших друзей Турции.

Намного дешевле идти другим путем.
Дружить со всеми мусурманскими братьями, которые имеют совесть.
Брат, а мне наплевать на хотения США, России, Китая, Ирана и евреев. Я не создан для того, чтобы жить по хотению чужих. Господь не создал нас для того, чтобы угодить другим, это не может быть самоцелю народа

Насчет курдов могу сказать следушее... во первых, не беспокойся, наши братя на Юге не мы, они сильнее нас. Во вторых, биз олмемишик ки. Нафих мы нужны, если не на такой день? В третьих, я за философию "лучше страшный конец, чем страхи без конца".

По "мусурманским странам" мое мнение такое: эввел эвин ичи, сонра чёлю. И это по Исламу.

Sarmatian
партизан
Сообщения: 143
Зарегистрирован: 22 мар 2012, 02:07

Благодарил (а): 272 раза
Поблагодарили: 115 раз

Re: Təhlil (Аналитика)

#33 Сообщение Sarmatian » 12 авг 2012, 01:34

Кстати продолжая тему о стратегических моделях пару мыслей насчет "кому выгодно решение карабахской проблемы?"

Россия:

Если даже вдруг завтра мы решим признать этот чертов "НКР" (как сейчас есть или частично- не имеет значения), то Россия против этого. Это будет означать только одно: Армения поворачивается задом к ним и идет напрямик к Америке. России хочет 50-50 решения: пару районов нам, остальное им, беспрестанные переговоры и между ними российские войска. Т.е. им решение невыгодно

Запад (Америка энд КО):

Им приемлимо любое решение. Ибо при любом раскладе мирного переговора Армения говорит РФ "давайдасвидания". Но им неприемлимо такое состояние или принять Армению с Карабахом в свой круг, так как там столько нарушения права (от этнической чистки до ирредентизма), что такой подарок им не нужен

Иран

Этим неприятен любой успех Азербайджана и вообще существование страны по имени Азербайджан. Хоть и называют себя исламской страной, но им было бы намного лучше, если бы мы сменили название на что угодно, приняли бы христианство, отказались бы от своих этнических корней. Но не знаю, насколько активно готовы помешать успеху Азербайджана в этом конфликте

Турция:

Им приемлем любое решение, которое примет Азербайджан с условием того, что наше решение не будет против их интересов.

Израиль:

С некоторых пор израильтяне тоже имеют в этом регионе свои интересы. Им выгодно любое решение, которое ослабит Иран, влияние Ирана, влияние России.

Вот пока весь расклад

Теперь понимаете, куда клонит София со своим предложением "а мы стоим на краю пропасти и давайте сделаем шаг вперед"

Аватара пользователя
Ifti
партизан
Сообщения: 2893
Зарегистрирован: 21 фев 2012, 17:16

Благодарил (а): 923 раза
Поблагодарили: 1437 раз

Re: Təhlil (Аналитика)

#34 Сообщение Ifti » 12 авг 2012, 01:39

в той теме меня интересовал вопрос, сколько мы должны ждать? Как мусульманин, сторонник того, что бы АКТИВНО себр едек. Уже ждать не долго. Даже через пять лет регион будет другим, совсем совсем другим.

Одиссей
партизан
Сообщения: 3764
Зарегистрирован: 29 янв 2012, 02:14

Благодарил (а): 541 раз
Поблагодарили: 617 раз

Re: Təhlil (Аналитика)

#35 Сообщение Одиссей » 12 авг 2012, 05:40

Sarmatian писал(а):
Брат, а мне наплевать на хотения США, России, Китая, Ирана и евреев. Я не создан для того, чтобы жить по хотению чужих. Господь не создал нас для того, чтобы угодить другим, это не может быть самоцелю народа

Насчет курдов могу сказать следушее... во первых, не беспокойся, наши братя на Юге не мы, они сильнее нас. Во вторых, биз олмемишик ки. Нафих мы нужны, если не на такой день? В третьих, я за философию "лучше страшный конец, чем страхи без конца".

По "мусурманским странам" мое мнение такое: эввел эвин ичи, сонра чёлю. И это по Исламу.
Ня дильбилмязсян, брат?))))
Раз делаем программные заявления, то порт Бендер-Аббас, Хузистан, Парс тоже евимизин ичи :) Башымыза ат тяпиф?
Высшее пресуществление войны - не нападать на врага, а разрушить его планы. (по мотивам Сун Цзы)

Аватара пользователя
Ifti
партизан
Сообщения: 2893
Зарегистрирован: 21 фев 2012, 17:16

Благодарил (а): 923 раза
Поблагодарили: 1437 раз

Re: Təhlil (Аналитика)

#36 Сообщение Ifti » 07 сен 2012, 14:49

http://www.trend.az/capital/analytical/2062847.html" onclick="window.open(this.href);return false;

Туркменский газ: через Каспий в Европу

Азер Ахмедбейли, эксперт аналитического центра Trend

Сланцевая революция, альтернативная энергетика, российско-иранское противодействие, обнаружение новых крупных месторождений газа на шельфе Кипра, Израиля и Египта - все эти факторы не смогут в конечном итоге повлиять на создание так называемого Южного газового коридора для экспорта каспийского газа в Европу как в силу ряда политических, так и экономических факторов.

Об экономической целесообразности Южного газового коридора, и в частности строительства 300-километровой трубы под водами Каспия (Транскаспийский газопровод) вместо того, чтобы огибать его с севера или с юга, сказано немало: этот вариант и дешевле, и короче. Политическая составляющая вопроса также не раз публично озвучивалась: Европа за строительство Транскаспия, так как хочет получить новый источник снабжения газом, а значит, относительную свободу от российской зависимости, а иранский маршрут неприемлем для Европы в силу сложившейся конфронтации и отношения к Ирану Запада в целом.

Но если ситуация с азербайджанским газом ясна, то в будущем экспорте туркменского пока существуют вопросы. Встреча высокопоставленных представителей энергетических ведомств Азербайджана, Турции, Туркменистана и еврокомиссара по энергетике Гюнтера Оттингера, прошедшая в начале недели в Ашхабаде, была еще одним шагом к продвижению r поставленной цели. Основным вопросом на переговорах стала реализация проекта Транскаспийского газопровода.

Переговоры в Ашхабаде, кажется, удовлетворили все стороны. Пресс-секретарь комиссара ЕС по энергетике Марлен Хольцнер считает, что "это была очень конструктивная встреча, в ходе которой все стороны продемонстрировали, что они заинтересованы в их продолжении и реализации проекта Транскаспийского трубопровода". Президент Гурбангулы Бердымухамедов заявил, что Туркменистан заинтересован в скорейшем экспорте энергоресурсов в Европу, что отвечает той многовекторной политике в сфере диверсификации маршрутов экспорта энергоресурсов, которую он проводит. Азербайджан подтвердил свою позицию о том, что готов создать благоприятный режим транзита туркменского газа через свою территорию. Турецкая сторона сделала акцент на интересе своей страны и проекта Трансанатолийского газопровода (TANAP) в поставках туркменского газа.

Из 207 миллиардов кубометров российского трубопроводного газового экспорта 199 миллиардов идет в Европу, включая Белоруссию и Украину (данные ВР за 2011 год).

Те десять миллиардов кубометров азербайджанского газа, которые консорциум "Шах Дениз" планирует в 2018 году экспортировать в Европу, - ничтожно мало по сравнению с российскими показателями. Другое дело, если к азербайджанскому газу будет добавлен туркменский - сначала 10, а в дальнейшем еще как минимум 30 миллиардов. Россия не хочет делить с кем-то европейский газовый рынок - самый выгодный с точки зрения цен, и пока еще самый ненасытный.

Иран также пытается тянуть одеяло на себя. Комментируя вопрос экспорта туркменского газа посредством Трансанатолийского трубопровода (TANAP), директор Иранской национальной экспортной газовой компании (NIGEC) Гусейн Бидармегз заявил, что транспортировка туркменского газа через Каспийское море и далее по Трансанатолийскому газопроводу невозможна, так как Иран и Россия с целью защиты экологии Каспия не допустят прокладки газопровода по дну моря. Поэтому, добавил он, туркменский газ в Трансантолийский газопровод может попасть только через Иран. По его словам, Иран готов к транспортировке туркменского газа через свою территорию в Турцию.

Тем временем ЕС демонстрирует, что у него также имеются рычаги влияния на российскую позицию в газовых вопросах. Практически одновременно со встречей в Ашхабаде Еврокомиссией было объявлено о начале официального антимонопольного расследования в отношении российского газового концерна "Газпром", который подозревается, в частности, в разделении рынка газа с целью затруднить свободные поставки в страны ЕС, а также в препятствовании диверсификации источников топлива. В ряде европейских офисов компании произведены обыски. В случае подтверждения фактов монополизации европейского газового рынка со стороны "Газпрома" ему грозят крупные санкции.

Европейцы ждут подписания между двумя прикаспийскими государствами межгосударственного соглашения, иначе вряд ли какая-либо европейская компания или финансовая структура согласится вложить в проект свой капитал. С этой точки зрения главным стимулирующим фактором для выхода туркменского газа на европейский рынок станет прецедент.

В первой половине 2013 года участники консорциума "Шах Дениз" определят маршрут экспорта газа в европейском направлении. После принятия окончательного инвестиционного решения можно будет приступать к строительству. Это событие, в свою очередь, если и не сегодня, то завтра ляжет в основу заключения будущих соглашений по присоединению туркменского газа к Южному газовому коридору.

А пока что в сентябре Всемирный банк должен назвать победителя тендера, объявленного на подготовку отчета по оценке воздействия на окружающую и социальную среду (ОВОСС) в рамках проекта Транскаспийского газопровода. Тендер объявлен на основе обращения Европейской комиссии к ВБ. В нем принимают участие шесть консорциумов, возглавляемых известными компаниями. Об объеме работ, сложности и стоимости подготовки ОВОСС можно судить по времени, которое будет предоставлено на его подготовку, - около 30 месяцев.

Аватара пользователя
Ifti
партизан
Сообщения: 2893
Зарегистрирован: 21 фев 2012, 17:16

Благодарил (а): 923 раза
Поблагодарили: 1437 раз

Re: Təhlil (Аналитика)

#37 Сообщение Ifti » 12 сен 2012, 16:02

Война и блеф: Иран, Израиль и США

("Stratfor", США)
Джордж Фридман (George Friedman)

http://analitika.az/articles.php?item_i ... 7&sec_id=9" onclick="window.open(this.href);return false;

В течение последних нескольких месяцев Израиль угрожал нанести удар по иранским ядерным установкам, а США, между тем, вели сложную политику, пытаясь, с одной стороны, не высказывать откровенного несогласия с подобными ударами, с другой – давая понять, что, по их мнению, в этих ударах нет необходимости. В то же самое время США успели совершить несколько маневров, призванных продемонстрировать способность предотвратить ответный удар со стороны Ирана, в частности, - перекрыв Ормузский пролив. В тот момент, когда США проводили свои маневры, Госсекретарь Хиллари Клинтон заявила, что «красной черты», пересечение которой Ираном неминуемо повлечет за собой удар по иранским ядерным установкам, не существует. Израильское правительство долгое время утверждало, что Тегеран, в конечном итоге, сможет достичь такой точки, когда иностранным державам потребуются огромные средства, чтобы остановить реализацию иранской ядерной программы.


Позиции Израиля и США тесно связаны между собой, однако природа этой связи пока остается не до конца понятной. Израиль публично заявляет, что готов нанести удар по Ирану, и хотя США пока удается его сдерживать, израильтяне не могут гарантировать, что будут уважать желания американцев, если почувствуют экзистенциальную угрозу со стороны Ирана. США публично называют Иран угрозой Израилю и другим государствам региона, в особенности - Саудовской Аравии, и при этом высказывают опасения по поводу начала военных действий, предполагая, что Иран может ответить на удар дестабилизацией ситуации в регионе, и рассчитывая на то, что иранцы не настолько продвинулись в реализации своей ядерной программы, как утверждает Израиль.

Перед лицом мировой общественности израильтяне и американцы придерживаются одинаковой точки зрения по поводу Ирана. Израиль не хочет рисковать, а США не хотят столкнуться с глобальными последствиями удара. Их разногласия в этом вопросе вращаются вокруг статуса иранской ядерной программы. Это то, что лежит на поверхности, но давайте рассмотрим этот вопрос более подробно.

Что скрывается за словами

С точки зрения Ирана, ядерная программа имеет огромное значение. То, что иранцы занимаются реализацией ядерной программы, помогло им поднять свой престиж в исламском мире и приобрести определенный политический авторитет на мировой арене. Как и в случае с Северной Кореей, ядерная программа позволила Ирану вести беседу на равных с пятью постоянными членами Совета Безопасности и Германией, создавая такую психологическую атмосферу, в которой желание Ирана вступить в диалог с американцами, британцами, французами, россиянами, китайцами или немцами уже само по себе является уступкой. Несмотря на то, что ядерная программа в значительной мере улучшила политическое положение Ирана, она также спровоцировала введение против Ирана санкций, которые являются для него существенной проблемой. Однако Иран готовился к подобным санкциям в течение многих лет, создавая ряд корпоративных, банковских механизмов и систем обеспечения безопасности, чтобы минимизировать негативные последствия санкций. Помогает также и то, что такие государства, как Россия и Китай, не желают видеть Иран побежденным. Иран может пережить введенные против него санкции.

Несмотря на то, что ядерная программа добавила Ирану политического веса на мировой арене, создание им ядерного оружия увеличит риск начала военных действий против него. Если в военном конфликте Иран одержит победу, это принесет ему огромную пользу, доказав его мощь. Если же удар его противников окажется успешным, разрушив его ядерный потенциал, это отбросит Иран далеко назад. В этом смысле эпизод со Stuxnet, если предположить, что он представлял собой попытку США или Израиля подорвать реализацию иранской ядерной программы при помощи методов кибервойны, весьма поучителен. Несмотря на то, что США назвали Stuxnet успешным, это все равно не помогло остановить реализацию иранской ядерной программы, поэтому, с точки зрения израильтян, эта кибератака оказалась безуспешной.

Если Иран решит применить ядерное оружие против Израиля, это станет для него катастрофой. Принцип взаимного гарантированного уничтожения, который помог стабилизировать американо-советские отношения во времена холодной войны, будет руководить Ираном в его применении ядерного оружия. Если Иран нанесет удар по Израилю, разрушения будут значительными, и это заставляет иранцев предполагать, что израильтяне и их союзники (в частности - США) нанесут серьезный ответный удар по Ирану, уничтожив множество иранских граждан.


Именно здесь и кроется суть вопроса. Хотя с чисто рациональной точки зрения иранцы будут глупцами, если нанесут удар по Израилю, израильтяне убеждены, что иранцы не придерживаются рациональных взглядов и что их религиозный фанатизм делает любые попытки спрогнозировать их дальнейшие действия бессмысленными. Таким образом, вполне вероятно, что иранцы пойдут на уничтожение своей страны ради уничтожения Израиля, и это будет своеобразной мегаатакой террористов-смертников. В качестве свидетельств их фанатизма Израиль приводит в пример высказывания иранского правительства. Тем не менее, всем известно, что политические разговоры далеко не всегда являются политически предиктивными. Кроме того, если отвлечься от заявлений правительства, Иран с давних пор вел довольно осторожную внешнюю политику, пытаясь достигать своих целей скорее скрытыми, чем открытыми способами. Его руководство редко совершало опрометчивые поступки, не скупясь при этом на опрометчивые высказывания.


Если израильтяне искренне полагают, что перспектива взаимного гарантированного уничтожения не остановит иранцев, тогда позволить им разрабатывать ядерное оружие было бы весьма нерациональным поступком. Если же они считают иранцев рациональными игроками, тогда создание психологического окружения, в котором Иран получит собственное ядерное оружие, станет решающим элементом в схеме взаимного гарантированного уничтожения. Именно здесь нужно искать корни ожесточенных споров, сделавших противниками правительство Нетаньяху, представители которого считают Иран нерациональным игроком, и многих представителей вооруженных сил и интеллигенции, которые рассматривают Иран как рационального игрока.

Иран не спешит создавать ядерное оружие

Если предположить, что иранцы являются рациональными игроками, то их оптимальная стратегия должна заключаться не в том, чтобы создавать ядерное оружие, и, несомненно, не в том, чтобы его использовать, а в том, чтобы создать эффективную программу разработки вооружений, которая позволит им стать важным участником мировой политики. Разработка вооружений, даже в отсутствие их производства, придаст Ирану политической значимости на мировой арене, хотя ему, вероятно, придется столкнуться с определенными санкциями весьма сомнительной эффективности. В то же время Иран не заставляет никого действовать против него, давая, таким образом, иностранным государствам возможность избегать неопределенности и рисков, связанных с подобными действиями.

На сегодняшний день иранцы не провели ни одного испытания своих устройств, не говоря о том, чтобы испытывать доставляемое к цели оружие. Несмотря на всю их активность, техническая ограниченность или же политическое решение удерживало их от пересечения очевидных красных линий и позволяло Израилю пытаться определить эту самую красную черту.


Подход Ирана в этом вопросе спровоцировал медленно развивающийся кризис, который нарастает благодаря замедленной реакции Израиля. В свою очередь израильтяне уже несколько лет ведут разговоры на эту тему и периодически угрожают Ирану неизбежным ударом, при этом Израиль - помимо нескольких скрытых кибератак – сделал довольно мало для того, чтобы остановить реализацию иранской ядерной программы. Точно так же как в случае с Ираном, слова и дела которого серьезно расходятся, заявления израильтян и реальность тоже не совпадают. Оба государства хотят показаться более грозными, чем они есть на самом деле.

Иранская стратегия заключается в том, чтобы поддерживать двусмысленность статуса своей ядерной программы, создавая впечатление, что в реализации этой программы может наступить момент внезапного успеха, при этом так никогда и не достигнув этого успеха. Израильская стратегия состоит в том, чтобы создавать впечатление, что они постоянно готовы нанести удар, так никогда этого и не сделав этого, а также в том, чтобы использовать США в качестве предлога для того, чтобы воздерживаться от нанесения удара. США, со своей стороны, согласны играть роль сдерживающего фактора, не дающего Израилю нанести удар, который сам Израиль не слишком жаждет наносить. США считает крах позиций Ирана по Сирии главной неудачей Ирана и с удовольствием наблюдает за тем, как развивается эта линия на фоне санкций против него.

В основе нерешительности, которую Израиль испытывает по поводу необходимости нанесения удара, лежит вопрос о том, сможет ли он провести этот удар. Это не столько политический вопрос, сколько военный и технический. В конце концов, Иран с самого начала готовился к тому, что по его ядерным объектам может быть нанесен удар. Некоторые находят эти попытки Ирана смешными. Это те же самые люди, которые более всех остальных обеспокоены способностью Ирана создать ядерное оружие. Если страна может разработать ядерное оружие, она точно также может укрепить свои ядерные объекты, в достаточной степени окружив их атмосферой неопределенности, чтобы лишить американскую и израильскую разведку возможности разобраться, что и где находится. Все это напоминает мне налет на Сон Тай во время войны во Вьетнаме. США организовали операцию по освобождению американских военнопленных на севере Вьетнама, однако уже на месте обнаружили, что их разведка совершила ошибку. Любой политик, которому предстоит решать, нужно ли наносить удар по Ирану, должен помнить о Сон Тае и сотнях других ошибок разведки, поскольку неудачная попытка удара по иранским ядерным объектам приведет к гораздо более печальным результатам, чем ее отсутствие.

Территориальный разброс площадок мешает Израилю нанести серьезный удар по цели и получить достаточное количество данных для оценки нанесенного ущерба, чтобы ответить на три вопроса: во-первых, был ли объект, спрятанный под бетоном и камнем, разрушен; во-вторых, находилось ли на этом объекте то, что, по предположениям израильтян, там должно было находиться; в-третьих, была ли в результате удара разрушена резервная площадка, которая является копией разрушенной. Если предположить, что израильтяне придут к выводу о необходимости проведения еще одной атаки, смогут ли его военно-воздушные силы организовать вторую воздушную кампанию, которая, вероятно, продлится несколько дней или даже недель? Их военно-воздушный потенциал довольно ограничен, а расстояния, напротив, довольно велики.


Тем временем, развертывание войск специального назначения рядом с таким количеством целей, находящихся слишком близко к Тегерану и слишком далеко от иранской границы, по меньшей мере, может оказаться очень рискованным делом. В некотором смысле экзотическая атака – к примеру, атака с применением ядерного оружия, способного генерировать электромагнитные импульсы, для того чтобы парализовать регион - могла бы стать возможной, однако учитывая размеры треугольника Тель-Авив-Иерусалим-Хайфа, трудно себе представить, что Израиль захочет создавать подобный прецедент. Если Израилю удастся разработать в сфере вооружений новую технологию, никому кроме них неизвестную, традиционный анализ окажется бессмысленным. Однако если бы у израильтян было ультрасекретное чудесное оружие, то откладывание его первого применения может поставить под угрозу его секретность. Подозреваю, что, если бы у них было такое оружие, они бы уже им воспользовались.


Боевые возможности Ирана довольно внушительны, и удар по нему становится еще менее привлекательным, если учесть, что иранцы еще не испытывали свое устройство и вообще далеки от создания ядерного оружия. Американцы особо подчеркивают эти моменты, однако при этом они с удовольствием использую угрозы Израиля, чтобы надавить на иранцев. США стремятся подорвать авторитет Ирана в регионе, демонстрируя его кажущуюся уязвимость. Двойное воздействие угроз Израиля и санкций заставляют Иран казаться побежденным. Изменение ситуации в Сирии только усиливает это впечатление. Военно-морские маневры в Ормузском проливе лишний раз подтверждают предположения о том, что США готовы нейтрализовать иранские контрудары по Израилю, заставляя угрозу со стороны Израиля и слабость Ирана казаться еще более значительными.

Если сделать шаг назад и взглянуть на всю картину в целом, становится ясно, что Иран использует свою ядерную программу в политических целях, но при этом тщательно следит за тем, чтобы никто не подумал, что он уже близок к успеху. Мы видим, что Израиль ведет себя так, будто Иран ему действительно угрожает, но при этом не торопится разбираться со своей предполагаемой угрозой. Мы видим американцев, которые ведут себя так, будто они пытаются сдержать Израиль, парадоксально оказываясь защитниками Ирана даже с учетом того, что они используют угрозы Израиля, чтобы подорвать авторитет Ирана. В свою очередь, Россия первоначально поддерживала Иран в попытке предотвратить вмешательство американцев в другой кризис на Ближнем Востоке. Однако учитывая изменение позиций Ирана в Сирии, Россия, очевидно, пытается пересмотреть свою стратегию на Ближнем Востоке и понять, была ли у них какая-либо стратегия изначально. Тем временем, китайцы хотят незаметно продолжать покупать у Ирана его нефть.

Однако самой захватывающей кажется игра США и Израиля. На первый взгляд, Израиль движет американской политикой. Однако если присмотреться, все происходит наоборот. Израиль пугал ударами в течение многих лет и так ни разу их не нанес. Возможно, теперь он их нанесет, но вероятность неудачи здесь довольно велика. Если Израиль действительно намеревается действовать, то об этом пока мало кто догадывается. Речи политиков далеко не всегда содержат точные инструкции. Если Израиль хочет заставить США участвовать в нападении, речи тут не помогут. Вашингтон хочет постепенно усиливать давление на Иран, все больше его изолируя. В планы США не входит уничтожение ядерной программы, которая, возможно, и не имеет своей целью создание ядерного оружия. Основная цель США заключается в том, чтобы сдерживать Иран, не ввязываясь при этом в войну. В этом смысле речи израильских политиков оказываются весьма полезными.

Вместо того, чтобы считать речи Нетаньяху попыткой втянуть США в конфликт, гораздо более полезным было бы расценивать его высказывания в качестве ценных компонентов американской стратегии. Израиль и США остаются геополитическими союзниками. Воинственность Израиля не стоит расценивать как признак неизбежного удара, а скорее как попытку поддержать США в его программе по изоляции и оказанию давления на Иран. Это будет сопровождаться еще большим количеством речей Нетаньяху и новыми опасениями войны. Но если оставить в стороне речи и эмоции, усиление психологического давления на Иран является гораздо более вероятным вариантом развития событий, чем война.

Аватара пользователя
Ifti
партизан
Сообщения: 2893
Зарегистрирован: 21 фев 2012, 17:16

Благодарил (а): 923 раза
Поблагодарили: 1437 раз

Re: Təhlil (Аналитика)

#38 Сообщение Ifti » 20 сен 2012, 01:11

http://analitika.az/articles.php?item_i ... 7&sec_id=9" onclick="window.open(this.href);return false;

США делают ставку на Турцию

«Арабская весна» выявила одну интересную деталь, которая, скорее всего, неприятно удивила как Турцию, так и США. Оказалось, что ни Вашингтон, ни Анкара не располагают на Ближнем Востоке и Средней Азии, куда американские эксперты, как правило включают и Южный Кавказ дееспособными партнерами и союзниками, способными взять на себя ответственность за выполение хотя бы части совместных геополитических задач. Хотя подобных партнеров и союзников попытались найти и те, и другие. После прихода к власти исламистов в Турции, особенно, начиная 2007 года, Турция стала реализовывать на деле внешнеполитическую концепцию «ноль проблем с соседями», автором которой являлся нынешний министр иностранных дел Ахмет Давутоглу. Кстати, концепция была многовекторной и охватывала как Южный Кавказ и Среднюю Азию, так и Ближний Восток.

По сути, исламисты, которые являются последовательными идейными противниками кемализма, вернулись к той внешнеполитической концепции, которую пытался реализовывать основатель Турецкой Республики Мустафа Кемал Ататюрк в середине двадцатых в начале тридцатых годов прошлого столетия. Суть этой концепции, несмотря на идеологические различия между кемалистами того времени и нынешними исламистами заключается в следующем: это попытка создания антиимпериалистических по сути региональных объединений и союзов для согласования и совместного решения, реализации геополитических задач и интересов с той или с другой группы государств.Проще говоря, Турция предлагала своим соседям создание совместных акционерных компаний по управлению теми или иными стратегически важными регионами без участия внерегиональных сил, прежде всего, империалистического Запада. Но надо отметить, что М.К.Ататюрк в начале прошлого столетия пошел этому пути из-за отсутствия выбора, так как возглавлял борьбу с тем же Западом за сохранение независимости Турции. А нынешние турецкие исламисты, кроме всего, прочего были идеологически мотивированы. Не случайно, многие западные и российские эксперты считают политику «ноль проблем с соседями» как проявление разновидности «неосманизма». М.К.Ататюрку необходимо было чуть более десяти лет, чтобы отказаться от этой внешнеполитической концепции. Нынешним исламистам хватило всего двух с половиной лет, чтобы понять всю бесперспективность внешнеполитической концепцуии «ноль проблем с соседями».

По сути, Анкара предлагала создание двух региональных объединения для управления с одной стороны Южного Кавказа и Средней Азии, а с другой Ближнего Востока. По замыслу Анкары в первое объединение, кроме Турции должны были войти Россия и Иран, имеющие серьезные интересы в этих регионах. Для реализации концепции «ноль проблем с соседями» в этом направлении Анкара выступает двумя серьезными иницитивами. Турция предлагает России и Ирану Пакт Мира и Стабильности на Южном Кавказе, суть которой заключается в исключении внерегиональных сил в управлении этими регионами постсоветского пространства. Турция совместно с Бразилией пытается снять с международной повестки дня вопрос о ядерной программе Ирана.
Однако, и та, и другая инициатива была отвергнута. После победоносной войны против Грузии в августе 2008 года Москва и Тегеран даже не стали обсуждать предложенный Анкарой Пакт Стабильности и Мира на Южном Кавказе. Проще говоря, Иран и особенно Россия не захотели поделиться с Турцией с частью контрольного пакета акций на управление Южным Кавказом и Средней Азией.

Что касается проекта соглашения по урегулированию конфликта вокруг иранской ядерной пргграммы, то эта инициатива в конечном счете была отвергнута как Западом и Россией, так и Ираном. И дело севсем не в том, что предложенный Турцией вариант урегулирования был неприемлем для сторон конфликта. Просто Анкаре дали понять, что Турция пытается прыгнуть выше головы. Если стороны были заинтересованы в урегулировании конфликта, то они бы сами додумались до взаимоприемлемого варианта. Турция предлагала создание акционерного общества и по управлению Ближнего Востока, если быть более точным, арабо-мусульманского мира. В совет директоров этой компании кроме Турции предполагалось включить Иран, Египет, Сирию, страны Персидского залива и некоторые другие арабские государства. По сути, ради реализации данного проекта Турция решился на разрыв с Израилем. Но и тут Анкару ожидал провал.

Во-первых, идеологические разногласия между предполагаемыми учредителями этой компании, естественно религиозного характера, оказались непереодалимыми. Было мало общего между шиитским Ираном, умеренно-суннитской Турцией, селафитскими монархами стран Персидского залива, уловно светскими авторитарными режимами Сирии и Египта. От замены в этом списке атворитарных светских режимов на братьев-мусульман легче не стало.

Во-вторых, сразу сработало арабо-мусульманское имперское мышление, для которого многовековое турецкое владычество аряд ли является позитивным фактором для создания подобного союза.

Американский проект предусмаривающий становления нового миропорядка в этих регионах, имеется ввиду как Южный Кавказ и Средняя Азия, так и Ближний Восток совместно с Россией посредством политики «перезагрузки» вообще не имел шансов на успех. А других надежных, а главное дееспособных союзников и партнеров, способных стать ретрансляторами американских интересов как в том, так и другом регионе у США не оказалось. Да, безусловно, Израиль есть и будет самым надежным партнером и союзником США в регионе. Несмотря, на сильную армию и экономику Израиль не является дееспособным партнером США способным стать ретранслятором американских интересов даже на Ближнем Востоке, не говоря уж о Южном Кавказе. Ведь ретрансляция предполагает не только восприятие этой данности, но при принятия окружающим миром самого ретранслятора в качестве регионального лидера. Израиль, окруженный крайне враждебной средой, обреченный еще долгие годы на реализацию оборонительной внешнеполитической концепции, ни как не подходит на выполнение этой миссии.


Арабские авторитарные режимы, которые находились на содержании у США, включая Египет, и так были не совсем надежными партнерами. А после прихода к власти братьев-мусульман ориентированных на общественное мнение, на них вообще нельзя положиться. Нет, они готовы сотрудничать с США, принимать финнасовую помощь, но как показали события вокруг скандала фильма «Невиновность мусульман», они будут это делать с огромной оглядкой на общественное мнение.

На этот момент обращают внимание авторы доклада работавшей 9-10 июня 2012 года экспертной группы Департамента политического анализа Генерального секретариата Совета сотрудничества арабских государств Залива (ССАГЗ). Как считают авторы доклада, рост исламских течений в постреволюционных арабских государствах "не означает, что формирование нового политического пейзажа завершено". Этот "пейзаж остается меняющимся, подвижным, но трудно считать, что будущий этап – это этап исламистов, пока еще трудно делать этот вывод, поскольку он связан с действием многих переменных величин". Среди них – "отношения между исламскими течениями и институтами безопасности, армией и бюрократическим аппаратом государства".
Если, по мнению авторов доклада, "будет достигнут компромисс с этими институтами, если этот компромисс примет характер национального и реалистического, то это поддержит текущий политический процесс". Среди них также и "экономический вызов", поскольку "сила и популярность исламских течений на следующем этапе будет зависеть от того, смогут ли созданные ими правительства решить сложные экономические проблемы". Даже если, замечают авторы, "некоторые течения и выработали служащие среднему классу экономические программы, оселок их успеха проходит через реализацию этих программ".

Говоря о США, авторы доклада подчеркивают, что "исламские течения хотят американского признания, видя в этом признании один из показателей их успеха". Однако "важнейший вопрос для Вашингтона сегодня заключается в том, будут ли исламисты придерживаться правил демократической игры или же отойдут от нее". Если "в отношении братьев-мусульман американцы убеждены сегодня, что это не произойдет", то вопросы, которые ныне ставят Соединенные Штаты, переместились в другие плоскости".

Во-первых, "серые области дискурса исламских течений – меньшинства, женщины, свободы личности, где братья-мусульмане проявляют серьезную гибкость, а салафитское течение более жестко".

Во-вторых, "исламизация". Американские ""мозговые центры" испытывают тревогу в отношении исламизации обществ в среднесрочной и долгосрочной перспективе", подчеркивая это в "своих контактах с исламскими течениями".

В-третьих, "рыночная экономика, отказ от нанесения ущерба западным интересам или отказ от рыночной экономики. По мнению авторов доклада, "исламские течения проявляют в этих вопросах серьезную гибкость, а их дискурс, порой, демонстрирует значительную долю поддержки рыночной экономики при учете социального начала".

В-четвертых, "вопросы отношений с Западом и Соединенными Штатами, взгляд на внешнюю политику – все это пока не свидетельствует о появлении общей платформы".

В-пятых, "отношение к Израилю и мирному урегулированию". Как считают авторы, "хотя исламские движения и провозгласили свое уважение подписанных с Израилем договоров, а их риторика свидетельствуют о проведении ими рационального и реалистического курса, они, тем не менее, не послали какого-либо сигнала о возможности практического признания Израиля". Разумеется, отмечают они, "этот вопрос нуждается во времени, он связан с изменениями ситуации, что подтверждает, в частности, отношение ХАМАС к мирному урегулированию".

Таким образом, созданы были объективные предпосылки для полной координации действий между США и Турцией с учетом взаимных интересов как на Южном Кавказе, так и на Ближнем Востоке. Схема взаимодействия сторон проста: Анкара выступает в качестве ретранслятора интересов США, которые учитывают и турецкие. При этом патронаж Вашингтона обеспечивает весомость инициативам официальной Анкары.


Обращает на себя внимание, что на Южном Кавказе, где антиамериканские настроения не настолько сильны США и Турция выступают тандемом, совместно реализуя единую политику как в транспротно-коммуникационной и энергетической сфере, так и обеспечении безопасности стран региона от внешних угроз, исходящих, прежде всего, от России и Ирана.
На Ближнем Востоке сложилась несколько иная ситуация. Арабским странам и без того не особо склонным к сотрудничеству с США, учитывая антизападные общественные настроения в регионе, намного проще это делать не напрямую, а посредством получения сигналов ретранслируемых через Турцию, которая несмотря на все разногласия с арабскими соседями, притом, имеющими, в том числе, и исторические корни, все же воспринимается в арабо-мусульманском мире в целом намного позитивно, чем Иран, по крайней мере, элитами.


И на эти моменты обращают внимание авторы вышеупомянутого доклада. Они считают, что "революции в некоторых арабских странах поставили Турцию в центр событий, что стало серьезным вызовом для турецкой внешней политики в силу значительности турецких инвестиций на Ближнем Востоке в сфере политики, экономики и культуры". Позиция Турции в отношении этих революций, по мнению авторов доклада, "была различна, что определялось соображениями, связанными с ее национальными интересами".

При этом, "турецкая позиция в отношении сирийского кризиса привела к турецко-американской координации действий". В итоге – Турция "установила контакты с сирийской оппозицией, разрешила ей открыть представительства на турецкой территории". Она действовала "вместе с Лигой арабских государств и мировыми державами в направлении принятия политических и экономических санкций против режима Асада".

И как следствие, по мнению экспертов, "вовлеченность Турции в региональные досье будет в дальнейшем возрастать". Это обстоятельство усиливает "возможности ее столкновения с иранским проектом". Вероятно, замечают они, "турецко-иранские отношения ждет период напряженности, еще большего соперничества на региональной арене".

Эксперты считают, что "государства Совета сотрудничества должны готовиться к сценарию возможной потери Ираном своего влияния в арабском мире, прежде всего, в Сирии и прерыванию его прямых контактов с Хизбаллой". По их словам, эту неудачу Иран "попытается возместить за счет установления более жесткого господства над Ираком, а также, видимо, за счет "разогрева" других центров напряженности в регионе, концентрируя свое внимание на регионе Залива".

По их мнению, государства Залива "должны начать стратегический диалог с турецким правительством", "используя его региональную роль в качестве союзнической региональной силы в противостоянии с Ираном и Израилем".При этом, авторы доклада предлагают, "на будущем этапе необходимо начать диалог с движением ХАМАС, поощряя его к независимости от иранской оси и укрепляя реалистические тенденции в его рядах для давления на Израиль и Соединенные Штаты в интересах мирного урегулирования и укрепления шансов на палестинское единство, что изменит региональный баланс сил".

Таким образом, несмотря на идеологические разногласия с Турцией страны Персидсакого Залива, которые к тому же являются спонсорами не только селефитских движений, но и братьев-мусульман, готовы иметь дело с Анкарой, по сути. В качестве регионального представителя Вашингтона. Из всего вышеизложенного можно сделать вывод о том, что в ближайшее время ст оит ожидать усиления активности, и, как следствия влияния Турции в качестве ретранслятора совместных американо-турецких интересов как на Южном Кавказе и Средней Азии, так и на Ближнем Востоке.

Analitika.az

Аватара пользователя
Ifti
партизан
Сообщения: 2893
Зарегистрирован: 21 фев 2012, 17:16

Благодарил (а): 923 раза
Поблагодарили: 1437 раз

Re: Təhlil (Аналитика)

#39 Сообщение Ifti » 30 сен 2012, 13:59

http://analitika.az/articles.php?item_i ... 4&sec_id=9" onclick="window.open(this.href);return false;

«Китайская стена» между Россией и Ираном. И многовековая мечта может стать реальностью

Сперва многие восприняли члена Палаты Представителей Конгресса США Дейна Рорабохера в лучшем политиком лоббирующем интересы Азербайджана, а в худшем – сумашедшим. Ну на самом деле, конгрессмен Дэйн Рорабахер друг на ровном месте направил государственному секретарю США Хиллра Клинтон письмо, в котором призвал поддержать борьбу азербайджанцев Ирана за независимость.
Он также отметил, что "для США было бы целесообразно поддержать это сотрудничество (Израиля и Азербайджана), потому что диктаторский режим Тегерана враждебен обоим этим государствам". Американский конгрессмен напомнил, что сейчас азербайджанский народ географически разделен на две части и что слышно немало призывов к воссоединению после почти двух столетий иностранного господства. В Иране живет почти вдвое больше азербайджанцев, чем в самом Азербайджане; их родина была в 1828 году разделена между Россией и Персией без их согласия, отмечал американский конгрессмен.
"Азербайджанская Республика получила независимость в 1991 году, когда распался Советский Союз... Настало время и для азербайджанцев Ирана получить свободу", - говорилось в письме. Дэйн Рорабахер объявлял благородным делом помощь азербайджанскому народу в его борьбе за независимость, подчеркивая, что "это представляет для иранского тиранического режима большую опасность, чем угрозы бомбить его подземные ядерные бункеры".Но в любом случае, сперва почти никто эти заявления всерьез не воспринял. Но Дейн Рорабохер пошел. Представил в Конгресс для обсуждения проект соответствующей резолюции. Тогда уж окончательно решили, что этого политика надо «списать»...
Но вдруг этой теме обратилась влиятельная американская газета The New York Times. В Америке можно издеваться над кем угодно, объявить сумашедшим кого угодно, даже президента США. Но позволить себе подобное в отношении таких влиятельных американских газет как The New York Times и Washington Post недопустимо.
По мнению авторов The New York Times Френка Джекобса и Парага Ханна, США должны оказать мощную поддержку объединению Азербайджана.
"В случае создания мощного Азербайджана со столицей в Тебризе мы можем получить наряду с Турцией мощного и надежного союзника США", - отмечается в статье от 22 сентября.
В этой же публикации не исключается создание независимого курдского государства, отхода части сибирских территорий к Китаю, создание новых государств в Африке и на Ближнем Востоке. В той же статье приводится новая карта мира с новыми странами.
Надо признать, что вопрос о "едином Азербайджане" начал обсуждаться довольно давно, актуальным же стал, когда Иран оказался на грани войны, а его отношения с независимым Азербайджаном накалены до предела. В интервью 1news.az советник Центра Вудро Вильсона (Вашингтон), то есть, одного из самых знаменитых мозговых центров СЩА, эксперт по вопросам международной политики Александрос Петерсон также отметил, что речь идет не только инициативе одиночки-идеалиста Рорабахера: «Существует значительная группа, формирующая общественное мнение -политики и комментаторы СМИ, которые подхватили эту идею. Так что это не только Рорабахер. Тем не менее, некоторые из тех, кто поддерживает азербайджанцев Ирана, не имеют ни малейшего представления об истории региона и азербайджано-иранских отношениях. То есть нельзя сказать, что такая поддержка является плохой идеей, но в настоящее время ее популярность в Вашингтоне не имеет ничего общего с сутью проблемы».
И все же стоит отметить, что такие влиятельные и серьезные американские газеты как The New York Times и Washington Post , как правило обращаются к тем или иным темам, если они активно прорабатываются. Тем более, когда речь идет о болезненных вопросах международной политики. Сперва необходимо ответить на следующий вопрос: почему вдруг тема объединения Азербайджана или же создания второго Азербайджанского государства стала настолько актуальна в США? Если речь идет о решении нынешних конкретных проблем с Ираном в рамках конкретного исторического отрезка времени, то эта тема особо не актуальна. Для этого достаточна простая смена власти в Иране. Добиться этой цели возможно и без раздела Ирана. Тем более, что до прихода к власти в Тегеране исламистов у США не было особых проблем с Ираном.
Естественно, этот в Вашингтоне этот сюжет стали рассматривать в качестве одного из возможных сценариев развтия событий не из-за «исторических симпатий» к азербайджанскому народу. Сегодня многие вспоминают о том, что после завершения Второй Мировой Войны именно Запад в целом, и США частности предотвратили объединение Азербайджана. Все верно. На самом деле, известно, что на Тегеранской конференции Сталин договорился с лидерами союзных государств, то есть, США и Великобритании о том, что он обязуется через шесть месяцев после окончания войны вывести советские войска из Ирана, официально признать и соблюдать территориальную целостность Ирана.
Англичане вывели свои войска в назначенные сроки, но СССР попытался отделить Южный Азербайджан от Ирана. Предлогом для этого послужило восстание в ноябре 1945 года в Иранском Азербайджане.
Для иранского правительства ситуация осложнялась еще и тем, что на территории восставшего района находились советские войска, которые воспрепятствовали введению правительственных сил в этот регион. Не оставалось сомнений в том, что попытка Иранского Азербайджана получить независимость от Ирана связана с непосредственной военной поддержкой самопровозглашенной в этом районе власти со стороны Советского Союза. В результате советско-иранские отношения резко осложнились. Жалоба Ирана в ООН привела к напряженности в отношениях между СССР и ООН и с США и Англией.
2 марта 1946 года окончился официальный срок пребывания советской армии в Иране, однако советское информагентство ТАСС опубликовало сообщение о том, что СССР выводит свои войска только из Мешхеда, Шахруда и Семнана, а остальные военные части в других районах Ирана остаются до прояснения обстановки.
Таким образом наличие советских войск в Иранском Азербайджане, политико-дипломатические заявления США по этому поводу, секретные решения военного характера создали самую острую конфликтную ситуацию со времен Второй мировой войны.
Американский консул в Табризе в секретном письме на имя госсекретаря США сообщал, что советские войска в Иране приведены в полную боевую готовность и начали выдвигаться в направлении Тегерана, Турции и Ирака. Также он сообщал, что 3 марта в Табриз прибывают дополнительные советские военные части. 4 марта президент США Трумэн принял своего госсекретаря для обсуждения политики СССР в Азербайджане, и 5 марта в этой связи Советскому Союзу была вручена нота.
7 марта поступившая информация о положении в иранском Азербайджане была рассмотрена специалистами Госдепартамента США, и после этого СССР была передана вторая нота, тон которой был более жестким по сравнению с первой нотой. В конце ноты говорилось: «США хотели бы знать, почему Советы, вместо того, чтобы выйти из Ирана, вводят туда дополнительные войска?» Связи с угрозой новой войны Сталину пришлось оступить. Таким образом, было упущена реальная возможность объединения Азербайджана, прежде всего, по вине США. Но необходимо обратить внимание на то, что тогда, сразу после завершения Второй Мировой войны начилась борьбе за сферы влияния между СССР и Западом на Ближнем Востоке. А в случае объединения Азербайджана Советский Союз не только расширял тротяженность собственной границы с Турцией, но и выходил к границам Ирака. Одним словом, в этом случае Советский Союз, то есть, для Запада Россия получала на Ближнем Востоке пространство для оперативного маневра. Этого США допустить не могли.
Стоит вспомнить, что уже было произнесена знаменитая Фултонская речь. В речь, произнесённая 5 марта 1946 года Уинстоном Черчиллем в Вестминстерском колледже в Фултоне, штат Миссури, США в СССР считалась сигналом для начала холодной войны. В момент произнесения речи Черчилль не был, вопреки распространённому заблуждению, премьер-министром Великобритании; после поражения консервативной партии на выборах 5 июля 1945 года он являлся лидером оппозиции; в США находился не с официальным визитом, а как частное лицо, на правах отдыхающего.
Международная обстановка после Второй мировой войны была запутанна и неопределённа. Формально антигитлеровская коалиция сохраняла своё существование. На практике же обнаруживались все более углублявшиеся противоречия между СССР и его западными партнёрами. Сталин претендовал на первенствующую роль, постоянно подчёркивая, что как главный победитель фашизма и главный потерпевший от него СССР имеет больше прав в решении вопросов послевоенного устройства, особенно в Европе и Азии. Шло активное расширение коммунистического влияния в странах Восточной Европы, а также рост влияния коммунистов в Западной Европе. В Греции шла гражданская война между коммунистами и антикоммунистическими силами. СССР предъявил территориальные претензии к Турции и как выше отмечано затягивал вывод войск из Ирана. Когда Черчилль произносил свою речь, кризис достиг высшего накала, и президент Трумэн даже грозился применить против СССР атомное оружие. Был даже подготовлен план «Boiler» — атаки на 22 крупнейших города Советского Союза, если Сталин не выведет войска.
Другими словами в тот момент именно единый Иран выступал для Запада в роли буферной зоны лишающей Россию оперативного пространства на Ближнем Востоке. Поэтому США не могли позволить России аннексировать эту часть территории Ирана. Как говорится, «ничего личного, только бизнес». Таковы были геополитические реалии. Можно было бы даже не вспоминать об этой истории. Но парадоксальнось ситуации заключается в том, что история на самом деле повторяется, но как бы в своем зеркально-противоположном измерении. Сегодня развал Ирана и создание нового Азербайджанского государства отвечает интересам США. По сути, речь идет о создании «Великой китайской стены» между Россией и Ираном.
Проще говоря, на этот раз предлагается создание буферной зоны между Россией и Ираном из тюркских государств, что практически лишает Москву возможности влиять на геополитические процессы происходящие на Ближнем Востоке, а Тегеран на Южном Кавказе. Кроме того, на нет возможности координации внешнеполитических действий между Россией и Ираном на Южном Кавказе. А это избавляет не только Грузию и Азербайджан, в том числе, и Армению от необходимости учета интересов и позиции Ирана. Проще говоря, сегодня страны региона находятся между молотов и наковальней. Создав подобную буферную зону по крайней мере удается убрать наковальню. То есть, повышается уровень обеспечения безопасности и независимости стран региона, что также отвечает интересам США.
Роли поменялись. Сегодня Россия угрожает войной, но на Южном Кавказе, в случае силового решения решения конфликта вокруг Ирана. Притом, аргументы приводимые в качестве серьезного повода не выдерживают никакой критики. Например, Москва заявляет об угрозе исходящей от потоках беженцев. Все верно. Потоки могут быть. Но причем тут Россия. Ну, не дойдут эти потоки до России. Эти потоки имеют непосредственное отношение к Азербайджану, и частично Армении.
Москва также заявляет о необходимости обеспечения безопасности союзников. Азербайджан и Грузия, на территории которых имеются стратегически важные объекты с точки зрения интересов Запада, прежде всего, США, и по которым Иран угрожает удар, не являются союзниками России. Скорее всего, Москва было бы рада, если Иран нанес удар по этим транспортно-коммуникационным и энергетическим объектам стратегического значения. Единственным союзником России в регионе является Армения. Но Иран даже не думает о нанесении удара по Армении, по причине отсутствия подобных объектов, а США тем более.
А вот аргумент о том, что попытка силового урегулирования иранского конфликта резко повысить уровень террористической угрозы и религиозного экстремизма на Северном Кавказе вообще расчитан на малограмотных. Во-первых, Россия, как утверждает официальная Москва, не собирается участвовать в антииранской коалиции и не позволит проведения силовой операции против этой страны санкцией Совета Безопасности ООН. Таким образом, КСИР (Корпус стражей исламской революции), который специализируется на проведении подобных деликантных операций на территориях других стран, незачем дестабилизировать ситуацию на российском Северном Кавказе. Скорее всего, подобная угроза возникнет в отношении Азербайджана и опять же Грузии.
Во-вторых, большинство мусульман Ирана шииты, российского Северного Кавказа – сунниты, притом,существенная часть которых находится под влиянием селафитов, которые крайне враждебно настроены в отношении тегеранского режима. То есть, в этом случае российскому Северному Кавказу даже не угрожает усиление религиозного экстремизма. Там никто не будет требовать союза России с Ираном.
Одним словом, все эти поводы для обоснования возможной интервенции России необходимы, чтобы окончательно не потерять Южный Кавказ...

Аватара пользователя
Ifti
партизан
Сообщения: 2893
Зарегистрирован: 21 фев 2012, 17:16

Благодарил (а): 923 раза
Поблагодарили: 1437 раз

Re: Təhlil (Аналитика)

#40 Сообщение Ifti » 03 окт 2012, 12:43

Азербайджан, Баку, 3 октября /корр. Trend Э.Таривердиева, А.Бадалова/

Достаточно прозрачные выборы, прошедшие в Грузии, демонстрируют высокий уровень действующей демократии, сказал в интервью Trend ведущий эксперт по проблемам России, Евразии и международной энергетической политики Фонда "Наследие" (Heritage Foundation) Ариэль Коэн.

"Тот факт, что на выборах было так много наблюдателей и все было проведено довольно прозрачно, означает, что в Грузии гораздо более высокий уровень действующей демократии, чем, например, показали выборы в российскую Думу в декабре, когда было много критики со стороны российских и иностранных наблюдателей", - сказал член экспертного совета Trend Коэн.

В Грузии 1 октября состоялись парламентские выборы, в которых принимали участие 14 партий и два политических блока.

В 2013 году парламент - после вступления в силу поправок к конституции - получит более широкие полномочия, права главы государства будут урезаны.

Хотя окончательные итоги выборов пока не подведены, уже известно, что победила в них с большим отрывом главная оппозиционная сила страны - блок Бидзины Иванишвили "Грузинская мечта". На втором месте идет правящая партия "Единое национальное движение".

По мнению Коэна, мало кто предполагал подобный исход выборов. Однако сейчас победа "Грузинской мечты" станет настоящим испытанием для Грузии, так как нет уверенности в плавном переходе власти.

"Это испытание, при котором Михаил Саакашвили и Бидзина Иванишвили и их команды должны будут работать вместе, чтобы обеспечить переход власти без насилия и кровопролития. Это очень трудное, очень чувствительное и очень опасное время для Грузии", считает эксперт.

Отношения США с Азербайджаном

Азербайджан является ключевой страной для развития рыночной экономики и демократии на Южном Кавказе и в Каспийском регионе, и США должны активизировать отношения с этой страной, убежден Коэн.

"Я думаю, что обе партии - и республиканцы и демократы заинтересованы в развитии демократии, рыночной экономики и энергетики на Кавказе и в Каспийском регионе, и Азербайджан является ключевой страной для этого", - сказал эксперт.

Коэн подчеркнул, что геополитическое положение Азербайджана - на пересечении линий Восток-Запад и Север-Юг - очень важный фактор.

"Развитие каспийских ресурсов, включая энергетику, очень важно в качестве альтернативы нестабильному Ближнему Востоку", - сказал Коэн.

Азербайджан, по словам эксперта, отличается от многих стран своей толерантностью, это другая модель.

Касаясь близкого открытия железной дороги Баку-Тбилиси-Карс (БТК), которая свяжет Каспийский регион с Турцией и Европой, Коэн отметил важность этой магистрали.

"Это важно. И в этом отношении, я надеюсь, отношения Баку и Запада будут развиваться и дальше", - сказал он.

Как ожидается, ежегодно по БТК, которая будет иметь прямой выход на европейскую железнодорожную сеть, будет транспортироваться 30 миллионов тонн грузов.

БТК позволит увеличить поток контейнерных, наливных и других грузов из Азии в Европу. Параллельно ведется реализация проекта "Мармарис" по строительству тоннеля под Босфором, что позволит открыть прямое железнодорожное сообщение в Европу.

Аэропорт в Ханкенди

Армения не имеет права на открытие аэропорта на оккупированной территории Нагорного Карабаха в Ханкенди, убежден Коэн.

"В соответствии с международным правом это - оккупированная территория, и оккупационные власти не имеют права открывать там аэропорт", - сказал он.

На днях Армения заявила о начале эксплуатации аэропорта в Ханкенди.

По словам Коэна, открытие аэропорта - шаг, идущий вразрез с международным правом. Он также отметил, что в соответствии с правилами Международной организации гражданской авиации эти действия также являются незаконными.

По мнению эксперта, этот шаг Армении является неконструктивным, и правительство Азербайджана должно привлечь к этому вопросу внимание международных институтов.

В интересах обеих стран и в интересах народов Азербайджана и Армении - достичь мира, чтобы происходило экономическое развитие и чтобы Армения стала частью региональных проектов, в которых сейчас успешно принимают участие Азербайджан и Грузия.

По словам Коэна, непримиримая позиция Армении бьет бумерангом по армянскому народу, и как результат - высокий уровень эмиграции из Армении и низкий уровень жизни в стране.

Конфликт между двумя южно-кавказскими странами возник в 1988 году ввиду территориальных претензий Армении к Азербайджану. Нагорный Карабах и семь прилегающих к нему районов - 20 процентов территории Азербайджана - находятся под оккупацией вооруженных сил Армении.

В мае 1994 года стороны достигли режима прекращения огня, и до сих пор под эгидой Минской группы ОБСЕ и при сопредседательстве России, Франции и США ведутся пока еще безуспешные мирные переговоры.

Ядерная программа Ирана

Если иранский режим не пойдет на компромисс в своей ядерной программе, то это не оставит США иного выбора, кроме ужесточения санкций против Тегерана, считает эксперт.

"Иранский режим не идет на компромиссы и не выполняет требований международного сообщества даже наполовину, и, таким образом, не оставляет никакого выбора США и другим странам, кроме как ужесточить санкции против него", - сказал Коэн.

По его мнению, кто бы не стал президентом США, ему придется принять решение о том, что необходимо сделать, если санкции не сработают. США и администрация Обамы делали все возможное, чтобы не допустить военного решения, отметил он.

"Но, по моему мнению, иранское руководство почти не оставляет шансов, настаивая на продолжении своей ядерной программы", - сказал эксперт.

По его словам, для мира опасно появление на Земле еще одного ядерного государства, к тому же с непредсказуемым режимом, который находится в конфронтации с другими странами - с суннитским странами арабского мира, с Израилем, Европой, США и даже с Азербайджаном.

В начале 2012 года США и Евросоюз приняли новые санкции в отношении нефтяного и финансового секторов Ирана. Ограничения были введены из-за закрытости иранской ядерной программы. Санкции США вступили в силу 28 июня, в ЕС - 1 июля. После того, как ЕС в июне ввел эмбарго на поставки иранской нефти, ее импорт сократился примерно на 40%.

Будущее Сирии

Сирия в настоящее время стала по существу полем битвы между экстремистами, считает Коэн.

"По существу, это поле битвы между шиитскими экстремистскими элементами, связанными с "Хезболлой" в Ливане и в Иране ... и радикальными исламистскими суннитскими силами, такими, как салафиты Аль-Каеды, которые прибывают в Сирию из Ирака, стран Персидского залива, Египта и т.д.", - сказал Коэн.

По его словам, то что страна превратилась в поле боя экстремистов с обеих сторон - трагедия, так как в результате гибнут простые люди.

По словам Коэна, большинство населения Сирии составляют сунниты, которые считают, что они подвергаются дискриминации, и потому сейчас борются с режимом Асада.

"А режим, в свою очередь, использует тяжелое вооружение, включая самолеты и артиллерию, против собственного народа", - сказал Коэн.

По его словам, существует определенная конфронтация по поводу Сирии между Китаем и Россией, с одной стороны, и США и Западной Европой, с другой.

По мнению политолога, в конце концов, продолжающееся кровопролитие приведет к еще большей радикализации страны.

В Сирии уже полтора года продолжаются столкновения правительственных сил с вооруженной оппозицией. По данным ООН, общее число жертв конфликта в Сирии приближается к 20 тысячам человек, свыше 230 тысяч стали беженцами, около трех миллионов нуждаются в гуманитарной помощи. Сирийские власти заявляют, что им противостоят хорошо вооруженные боевики.

TANAP

Cтроительство Трансанатолийского газопровода (TANAP) станет большим шагом вперед для Азербайджана, сказал Коэн.

"Я уверен, что рано или поздно, когда строительство TANAP будет завершено, это станет большим шагом вперед для Азербайджана, потому что это принесет большое финансовое благополучие Азербайджану и положительно повлияет на его экономическое развитие и повышение уровня жизни", - сказал Коэн.

Строительство TANAP будет также выгодно Турции, поскольку это сделает ее еще более серьезным игроком в вопросе транзита энергоресурсов, считает Коэн.

"Реализация TANAP будет также выгодна для Европы, потому что это обеспечит ей дополнительные стабильные альтернативные источники газа не из России, а из Каспийского региона", - добавил Коэн.

Ранее Азербайджан и Турция подписали меморандум о взаимопонимании по созданию консорциума, который будет строить газопровод для поставки газа с месторождения "Шах Дениз" в Европу через турецкую территорию.

Строительство газопровода TANAP необходимо для экспорта большей части из 50 миллиардов кубических метров газа, которые Азербайджан намерен добывать к 2025 году.

Транскаспийский трубопровод

По мнению Коэна, проект Транскаспийского трубопровода, который предлагается проложить от туркменского побережья Каспийского моря до Азербайджана.

"Но для того, чтобы воплотить проект в реальность, нужно получить согласие Туркменистана на присоединение его газовой системы к газовой системе Азербайджана, а затем на транспортировку туркменского газа через TANAP (Трансанатолийский газопровод) в Турцию и Европу", - сказал Коэн.

По мнению эксперта, Туркменистан по какой-то причине чувствует себя более комфортно в отношениях с Китаем, который сегодня закупает почти все объемы туркменского газа. Кроме того, по его словам, очень заинтересована в туркменском газе и Россия.

Однако, считает Коэн, дополнительное направление для туркменского газа через Азербайджан в Европу могло бы стать хорошей инициативой.

Среди возможных конкурентов Транскаспийского трубопровода Коэн упоминает проект TAPI (Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия), полагая при этом, что вопросы безопасности в Пакистане и Афганистане являются серьезным препятствием для реализации этого проекта.

По словам Коэна, Транскаспийский газопровод технологически осуществим, однако неопределенность статуса Каспийского моря является препятствием для его реализации.

Переговоры Туркменистана с Евросоюзом и другими странами о строительстве Транскаспийского газопровода ведутся с конца 90-х годов прошлого века.

Переговорный процесс активизировался после того, как Евросоюз в сентябре 2011 года предоставил мандат на начало переговоров по подготовке соглашения между ЕС, Азербайджаном и Туркменистаном по Транскаспийскому проекту.

Однако позже Иран и Россия выразили негативное отношение к этому проекту. Тегеран и Москва считают, что строительство трубопровода может повредить экологии Каспийского моря.

http://www.trend.az/regions/scaucasus/a ... 72372.html" onclick="window.open(this.href);return false;

Ответить

Вернуться в «АНАЛИТИКА»